У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается
Вверх страницы
Вниз страницы

Аэндор: истоки прошлого

Объявление

Оловянное-Бронзовое Звено
(01.02.1292-01.04.1292)
Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Аэндор: истоки прошлого » Принятые анкеты » Ярмарка тщеславия


Ярмарка тщеславия

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

1. Имя персонажа:
Ланея Эльнаро. Представляется как Айро, так же часто употребляет псевдоним – Лань. К сокращениям относится безразлично.

2. Возраст, пол:
Двадцать семь лет | Женский.
Родилась 27 числа Железного звена 1264 года.
Выглядит как двадцатишестилетняя девушка (плюс-минус два-три года в зависимости от физического состояния/присутствия на коже косметических средств/etc).

3. Раса:
Некогда чистокровная Свальд, ныне же перевертыш: Ведьма-полукровка.

4. Род деятельности:
Странствующий аптекарь-купец. По совместительству травница, парфюмер,  а так же шарлатанка и попросту наглая попрошайка.

5. Внешность:
Расплавленное серебро глаз этой невысокой женщины  наполнено мертвенной пустотой, скрывающей за собой чувства и прошлое, ускользающие, словно взгляд, безучастно проходящий сквозь живые фигуры. Монотонность очей перебивают лишь тонкие губы с вечно поднятыми уголками, награждая уста то ли намеком на добродушную улыбку, то ли глумливой усмешкой, отчего лик девы искажается полу-оттенками эмоций.
На бледной коже едва уловимо можно разглядеть блеклые веснушки, легшие узорной лентой на впалые щеки, высокие скулы и ровный нос, аккуратно вздернутый на кончике. Прямые брови, нависшие над миндалевидными очами, придают овальной форме лица большую мягкость, сглаживая резкие и угловатые черты.
Пламенеющие пряди волос, струясь легкой волной по покатым плечам и лаская длинную шею,  в своей длине достигают узкой талии, из-за чего частенько собираются в разнообразные плетеные прически. Тонкие пальцы длинных рук усеяны неприметными рубцами шрамов, а хрупкое запястье левой конечности помечено татуировкой змеи, кусающей себя за хвост. Телосложение в целом больше похоже на подростковое: угловатое, неказистое и лишенное женственных изгибов, однако, несмотря на свою обманчивую субтильность, тело поджаро, выносливо и жилисто.
Пахнет Ланея цветками яблони, пряностями и еле различимым запахом свежескошенной травы. Движения ее резкие, неспокойные и переменчивые, как будто бы она ежесекундно и спешно меняет решения для своих действий, но походка, несмотря на вышеизложенный факт, легкая, немного пружинистая и неспешная, отчего едва слышимая. Голос имеет бархатистый тембр, неразличимый из-за манеры говорить неторопливо и тихо.
В одежде женщина предпочтения отдает свободным, простым и удобным одеяниям, которые не жаль испортить. Большое внимание уделяет обуви, считая, что именно этот элемент гардероба может спасти жизнь.

6. Характер:
Ланея кажется человеком добродушным и немного робким. Та самая деревенская девчушка, которая всегда шутит, веселится с подружками и не знает что такое “проблема” или ”беда”. Но внешность обманчива. На самом деле женщина очень осторожна, замкнута и скрытна, будто страдающая манией преследования. Она слишком много думает и наблюдает, забивая голову совершенно ненужными вещами. Часто анализирует свои поступки и хмурит брови, находя лучший путь. Можно было бы смело заявить, что она страдает патологической лживостью, но это будет правдой лишь отчасти. Да, она действительно много врет и обманывает, но не всегда и не во всем. Это скорее маска, носить которую стало привычкой, но кто говорил о том, что они сопровождают нас всегда? Конечно же, есть моменты, когда она проявляет себя настоящую. Когда неприкрыто огрызается, смело отстаивая свое мнение. Когда начинает беспричинно плакать, не в состоянии удержать слезы. Когда беззаботно смеется с другими, радуясь кратким моментам счастья. Она не Железная Дева, хоть и является, по сути, орудием пыток для самой себя. Не Леди Севера, которая заколола свое сердце льдом и метелью. Она всего лишь женщина, которую сломать куда проще, чем думают окружающие. Да, она не покажет этого, даже если будет смертельно больно, но кто такое возжелал бы показать по собственной воле? Все пытаются казаться и стать сильнее, ведь в итоге выживает лишь сильнейший.
Несмотря на надменность, которую она проявляет частенько к каждому, кто ей не понравился и при этом не является опасным типом, Эльнаро наскоро сменяется на человека всепрощающего и гибкого. Такого, который, даже не задевая свою гордость, извинится и сошлется на плохую погоду, самочувствие, давление со стороны окружающих и в конце улыбнется, уйдя куда-то, где никого нет. Спокойствие и молчание – вот что ей поистине нравится в жизни, однако, такое удовольствие испытывать приходиться крайне редко даже будучи одиноким путником.
Она свободолюбива, эгоистична и прямолинейна. Несмотря на это, может и терпеть, и слушать, и признавать свои ошибки, корректируя взгляды и позиции. Самоуверенна на людях, внутри же только внушает себе подобное, так и не добиваясь успеха. Впрочем, это даже к лучшему, ведь всегда следует здраво смотреть на ситуацию, в которой ты повяз или рискуешь повязнуть. Но вот отсутствие конкретных целей и стремления к мечте, которой, собственно, тоже пока не имеется, создает свои особенные проблемы, привлекая, словно дерьмо мух, людей, стремящихся навязать свое мнение. К ее изъянам можно отнести затесавшийся страх глубокой воды, появившийся после неприятного случая на болотах, а так же любовь к выпивке и алкоголю, которые не влияют на ее организм благодаря покровителю, но привлекают своими вкусами.
Любовь к жалобам по мелочам не выдала бонуса в виде мнения о том, что она является обиженной миром сего или ненавистником судьбы. Она растягивает удовольствие уже приобретенного, считая, что все могло случиться гораздо хуже, нежели было или есть сейчас. Лань не любит рассказывать о прошлом. Ей не нравятся проблемы.  Еще больше не нравятся люди, которые пытаются скинуть груз бед на ближнего своего, утащив того вместе с собой в грязь и обитель унижения. Испытывает отвращение к насекомым, хотя при голодовке может теми беззаботно похрустеть, сравнивая с неприятными персонами перед тем, как откусить голову. Старается жить правильно, но толком понять так и не может, что же на самом деле является это самое “правильно”. Верит в то, что одинаковых людей не существует, но от этого более доверчивой не становится, лишь с каждым ожогом проявляя большую осторожность и отстраненность. Новых связей, несмотря на то, что легко сходится с разумными существами, избегает. Чем больше тебя и о тебе знают, тем тяжелее укрыться – так она считает. Хотя укрывается тоже по странному: привлекает внимание, считая, что в толпе куда безопаснее, чем в иллюзорном одиночестве.
Жизнь, по ее мнению, слишком противоречива. Слишком несправедлива. Слишком жестока. У власти обычно сидит тот, кто не ведает ничего о народе. Судят людей те, кто совершает преступления и похуже, пусть и не своими руками. Люди предают. Убивают. И никто не может с этим ничего поделать. Ничего не может поделать и сама она. Остается только двигаться вперед, наблюдая за всем этим хаосом тихо и мирно. Так же убивая. Так же предавая. Так же живя с призрачной улыбкой на окровавленных устах.

7. Биография:
Что видит при рождении ребенок? Действительно ли это свет, на который вышло из лона маленькое чудо природы? Или его взору предстает совершенно другая картина, наполненная чудесами калейдоскопических иллюзий? Хотя, глупо будет и далее размышлять на столь тонкую тему, сама же ничего не помню о своих первых минутах жизни. Да ладно это, ведь у меня даже нет воспоминаний о матушке, положившей при родах свою жизнь на кон. Илэн скончалась на мой первый день рождения и я, если честно, не испытываю не чувства вины, да и никаких других эмоций тоже. Так уж вышло, что мой первый истинный дом – кочующее племя или, как взрослые любят говорить, разномастный клан Серьяр. Смерть среди таких как мы – нередкое дело. Горы опасны и непреклонны пред хрупкими жизнями любых существ. Да и, в конце-то концов, какая разница скончался ли ты от мора, который подцепил в шахте, или же от того, что неудачно наступил на ступеньку и свернул себе во время падения шею? Смерть есть смерть и этого не изменишь, так я считаю. Единственное, что мне ясно с самого детства, так это то, что жизнь и свобода – безгранично ценные вещи. Наверное, именно поэтому батюшка не возненавидел меня, а возлюбил лишь сильней. Или же мне просто так хочется считать? Кто знает.
Я не имела своего голоса до шести лет, столько же времени у меня не было и имени. То был старый и довольно странный племенной обычай, который не позволял тем, кого якобы коснулся злобный дух, брать себе  имя. Считалось, что можно накликать на себя беду, подзывая истинную сущность “одержимого”. Но я же не была виновата в том, что не могла так долго научиться говорить: тому, скорее всего, было причиной мое позднее рождение. Так говорил отец, который успокаивающе звал меня Ланью: скакала я все же среди детей по предгорным землям быстрее всех. Мне этого было более чем достаточно, ибо головы всегда полнятся сомнениями и предрассудками.
Язык жестов, грамматика и чтение, несмотря на необразованность большинства окружающих, были привиты мне с детства. Виктариус считал, что это поможет мне сблизиться с остальными. Мне же было все равно, точнее я лишь притворялась безразличной к таким вещам. Однако со временем произошло первое чудо – слова начали запоздало и неуклюже срываться и с моих уст, но, как это и полагается, после счастья последовало и несчастье. Обнаружилось, что мой магический дар не проявлял себя вообще. Это стало понятным для меня, когда я начала интересоваться обстановкой вокруг. Вновь оставшись позади всех, я окружила себя книгами и рассказами о волшбе. Мне оставалось только спрашивать каково это – быть магом? Что это такое? Меня обуревала зависть, злость и ревность. Все так же изгой. Все так же одержимая, ловящая на себе косые взгляды. Но теперь это было воистину – во что бы то ни стало, я жаждала стать “нормальной” и поглощала полученные сведения, как губка воду, познавая теорию и совершенствуя в затяжных перерывах свое тело. «Стихия – тонкая материя, требующая не только силу воли и чистоту разума, но и способный выстоять нагрузки организм»: говорил мне отец. Я желала стать такой как все и, как безумная, рассекала по горам, когда Виктариус и его друзья, которые не сторонились маленького “демона”, были заняты, а литературы совсем не оставалось. Книги оказались дорогим удовольствием и порой мне перепадали только клочки из толстых переплетов со скудными фразами, частенько известные мне и до момента их прочтения.
Мое желание исполнилось в двенадцать лет. Дар проявился так же неожиданно, как и способность к речеизлиянию. «Теперь-то я буду нормальной!»: наивно верещала в мыслях тогда я, даже не задумываясь о том, что передо мною пропасть в шесть лет отсутствия практики. Это было неприятно, появилась новая мечта: поступить на обучение в школу при ближайшем же городе. Однако не средств, ни одобрения родителя я не получила. Тогда произошла наша первая, и единственная ссора… Я начала неспешно копить звенящие монетки на учебу, пологая, что все легко и так просто. Наивное дитя. Но я не сожалею о том времени. Совсем не жалею. Это были одни из лучших времен в моей жизни.
В пятнадцать я набралась смелости сбежать от семьи и племени в целом. Толчком стало известие о том, что мачеха, появившаяся в нашей семье сравнительно недавно до моего побега, ждала ребенка. Я разумом была все еще мальком, поэтому чувство собственничества не отпускало меня. «Он же мой!»: так я думала о Виктариусе, который все больше отдалялся от меня, перенаправляя все свое внимание на свою новую женушку, носившую его второе маленькое чудо. «Ты взрослая, так что должна понять». Эгоизм не позволял понять ни мне, ни отцу, что у каждого есть право на выбор.
Как ни странно, но мне весьма легко далось выживание вне тесного семейства. Наверное, связано это с тем, что с самого детства я была вынуждена снабжать себя и своего батюшку, трудящегося в шахтах, провиантом и обеспечивать уют все для того же мужчины семейства, устающего после работы. До города я добиралась своим ходом, изредка вылавливая  возможность за спасибо прокатиться на телеге путника, с которым нам хотя бы чуть-чуть, но по пути.
Однако после прибытия мое обитание в Кордоне надолго не затянулось: я даже не успела толком-то изучить город, не говоря уже о попытке продолжения своего магического обучения. Не знаю как, но, похоже, у меня скоро по приходу в град обнаружился талант на поиски приключений для своей мягкой филейной части. Я увидела то, чего не следовало мне видеть вообще: объясняли мне после, хотя я  так тогда и не понимала причины, по которой меня пленили. Судя по тому, что никто, включая меня, не мог сопротивляться – при группе был маг подчинения. Да, у меня определенно дар притяжения неприятностей. По крайней мере, мне так казалось тогда. Сейчас же я здраво гляжу на ситуацию и понимаю, что мне нереально повезло, когда я приглянулась неотесанной морде при сброде похитителей. Они везли нас в Кастель Тао-Кай и, как я сейчас понимаю, вовсе не чаек погонять или же повыполнять низкую работу при домах “благородных”, а сдать наши тушки во власть жаждущих экспериментов Ругару. Так что Гурман, как его называли в этих странных кругах, стал для меня спасением.
В столицу нежити мы попали, когда мне уже стукнуло шестнадцать. За время поездки претерпела я больше, чем просто унижение: являлась чуть ли не собственностью, обязанной по первой же прихоти хозяина разделить с ним ложе, прибраться или размять стопы его дружкам. Для того, кто взращен на свободе подобное было ударом по чести и самоуважению, хотя и сейчас это больно сильно похоже на плевок в лицо. Любое сопротивление оканчивалось одинаково: меня не били и не пытали, но сажали на цепь, словно одичавшее животное, которое на четвереньках ползло позади группы. Я не пытаюсь себя оправдать, но мне приходилось смириться и стать девочкой на побегушках. Ради выживания. Ради шанса на побег. Я ненавидела их всех и терпеливо ждала своего времени, и мое смирение было вознаграждено, пусть и не сразу, пусть и не так, как я планировала.
Будучи послушной, мне выдалась возможность посетить Двенадцать Алтарей, где я признала Тая как своего божественного покровителя. «Яд – оружие женщин и трусов»: говорят окружающие. Может это и так, но это надежнее стали и таких же слов. Это был первый шаг к моей свободе. Так я думала, пока не обнаружилось, что мой “благодетель” – Кланер. Сучье отродье, который, даже не подозревая этого, придушил мой план в зародыше.
Через пару дней после принятия мною веры мы отправились небольшим отрядом за новым живым товаром в сторону поселения кочевников, а попутно и приобретением у последних добротных металлов для будущего оружия. Гурман не доверился чужим советам, настаивающим на том, что надо оставить меня в городе и это стало его роковой ошибкой: когда мы оставили позади себя территории Вечного Леса, на отряд напали неизвестные, позволившие мне сбежать в омуте суеты и безумии боя. Ноги заплетались, а в глазах все плыло, но я не останавливалась, пока не потеряла рассудок, пролетев склон и вырубившись от встречи со стволом дерева.
Я не знаю как, но ноги меня вывели во владения Ведьм и Шкредов – на болота. И слава судьбе, что она распорядилась так, что мой покровитель не кто иной, как Тай. Похоже, что смерть в очередной раз решила сыграть со мною в свою нечестную игру, бросив в этом зловещем месте, тут же начавшем поглощать мой разум картинами, миражи которых лишь заставляли меня плутать по чавкающей под ногами земле, уходя все дальше – вглубь темных территорий. В один из таких дней блужданий, одурманенный неведомыми силами разум увлек меня под воду, и так бы печально и закончилась судьба глупой девчонки, если бы меня не спасли неизвестные. После пробуждения меня встретил заинтересованный взгляд уже немолодой женщины, которая тут же начала меня поить какими-то горькими отварами и расспрашивать о самочувствии. Как оказалось позже, то была Розалия – одна из Ведьм, лишенная возможности ходить из-за парализованных ног, что ее ничуть не смущало из-за обилия работников в виде Шкредов. Она была так же неполноценна, как когда-то я и это влекло меня к ней, хотя я осознавала, что не нужна ей и никак не смогу помочь. Но мое мнение было ошибочно. Из-за своей инвалидности она никак не могла найти ребенка, который бы выжил под тяготами болот, а срок ее жизни неспешно близился к концу: так она оправдывала себя, ворча на наших уроках обучения, каждый раз грозясь меня выпнуть за порог, ногой, которая ради этого на время проявит признаки жизнедеятельности. Думаю, я ей нравилась, и вся это гордость в виде возвышения своей персоны над другими была поддельна, как и некогда мое безразличие к урокам отца. Наверное, ей было так же одиноко, как и мне, но я только рада, что все звенья сложились так и никак по-другому, приведя меня к подобному исходу дел.
Сказать, что эти семь лет прошли для меня сложно – значит не сказать ничего. Я ворочалась от пожирающих мои мысли кошмаров по ночам, мучилась от чувства тошноты и постоянной мигрени, усиливающейся при смене времен года. Мое тело буквально ломало, то от боли, то от перепад давления и температур. Воистину – болота обладают своей особой силой, способной по-настоящему изменить и взгляды существа, и его тело. Но нельзя сказать, что было только плохое. Я совершенствовала магию, открывала для себя неизвестные ранее сведения, познавала окружающую нас действительность, варила зелья, помогала по хозяйству и тщетно старалась привести свое тело к изначальным возможностям и силам. Розалия, как оказалось, не смотря на все проведенное на болотах время, все еще побаивалась есть блюда своих помощников, потому-то кухня и была полностью отдана в мои владения, предоставляя возможность поднабраться умений и в готовке. Это было весело. За столь долгое время я вновь ощутила, что такое дом. Меня окружали привычные вещи, приятная атмосфера и люди, к которым я привязалась. Я была счастлива, но, увы, счастье не вечно и это знают все.
Я провела на территории Ведьм около одиннадцати лет и оставалась там бы и по сей день, если бы не случился один казус. Несравнимый с тем, что, когда мне стукнуло двадцать четыре, мои возможности в стихийной магии земли резко упали, открыв другие горизонты в несколько иных направлениях. Несравнимые с тем, что меня чуть было не сожрали в этих землях. Несравнимые ни с чем. Вернулось то прошлое, которое я судорожно старалась забыть, и имя ему было – Гурман. Уж не знаю, как он меня нашел и почему выжил, но я просто не могла оставаться здесь. Не могла подвергать опасности ту, что стала для меня семьей. Просто не могла.
Я ринулась в сторону поселения кочевников – свой истинный дом, надеясь, что бывший истязатель меня не узнал, а ежели это и произошло, то тот не решился выйти на след пропавшей так давно игрушки. Однако вскоре мое решение кардинально сменилось. Я притаилась у дома Ведьмы, поджидая ненавистного мне мужчину. Моим приветствием для него стал неожиданный подарок в виде стилета, острие которого легко и неоднократно пронзило сердце ожиревшей за эти годы туши. Наверное, его дело процветало. Что же, один цветок завял и это вполне нормально: приближалась зима. Я встала на свой изначальный путь, направляясь домой. Нельзя так долго оставаться в комфортной зоне.
Прошлый год был не столь насыщен относительно моих прошлых приключений, если ситуации, в которых я была вынуждена побывать, можно так назвать. Я избавлялась от своего странного наречия, которое тесно переплеталось языковыми особенностями горных и болотных земель, училась основам торговли и познавала мир со всеми его составляющими: существами, растениями и радостями открытий. Было много новых знакомств, пусть и не всегда приятных, много улыбок и отсутствие слез. Я побывала дома, познакомилась со своей кровной сестренкой и сыном Алькии, который был, как и я, плодом ее бывшего брака. Моя жизнь стала вполне обыденной и скучной, смешав меня с серой массой людей, которые волнуются больше о том насколько подорожают налоги на въезд в города, землю и аренду, когда упадут цены на продукты и не накличут ли беду соседские дети, лицо которых искажено поцелуем “демона”.
Такова моя история и я надеюсь, что это только ее расцвет. Желаю себе долгой жизни, пусть это и глупо, поэтому не вещай нос, госпожа Эльнаро, я ведь иду ради тебя на такие жертвы, как ведение дневника.

8. Магия:
«Оккультика» – возможность использовать всю бытовую и стихийную магию, но лишь на уровне Ученика I ранга.
«Скальная Магия» – способность окутывать себя слоем скальной породы, а также практически “входить” в любой достаточно большой камень, становясь незаметной; невосприимчивость к любой стихийной магии ученического ранга.
Неофициально Магистр I ранга по стихийной магии земли.

9. Навыки:
Боевые:
– В отличие от большинства ведьм девушка вынослива и относительно сильна; за что спасибо изначальной расовой принадлежности к Свальдам. Так же из-за наличия подобного “кровосмешения” вытекает причина не столь болезненного внешнего вида. 
– Шустрая и ловкая, пластичная и гибкая. Обладательница высокого болевого порога и хорошей реакции.
– Зрение и слух выше среднего. Обоняние немного притупилось вследствие проживания долгого времени на болотах и практики в сфере зельеварения, из-за чего вышеназванные органы чувств еще больше обострены. Интуиция, чутье или же, наконец, так называемое “седьмое чувство” в наличии имеется и порой спасает шкуру.
– Имеет опыт рукопашного боя, идущий в ход, когда сражение на дистанции невозможно по тем или иным обстоятельствам. Так же мастерски использует попадающиеся под руки предметы, обкидывая чужой и/или своей собственностью противника, надеясь того таким образом дезориентировать обидчика.
– Иммунитет к ядам и болезням, подпитанный не только смешением кровей (Особенность расы Ведьм), но и выбранным покровителем.
Бытовые:
– Умеет читать и писать, однако со счетом знакома абы как из-за чего и является никудышным торгашом, частенько предпочитающим вместо звонких монет получить что-то в обмен из вещей покупателя (бартер), что высказывает ее тесную связь с болотными жителями. Присутствуют обширные познания в фауне, флоре и географии мира.
– Имеются навыки выживания, совершенствующиеся на протяжении всей жизни. Хорошо ориентируется, как по картам, так и по небесным светилам и другим природным признакам (тень, кора деревьев, etc). Хорошо готовит и может самостоятельно вести хозяйство по дому. Штопает, вышивает, стирает, убирает, работает в полях; если парой слов – обладает полным пакетом для звена крестьянской семьи. Способна оказать первую помощь и принять роды.
– Неплохо плавает, а из седла валится добровольно, предпочитая поездке на непарнокопытном пешую прогулку – езда верхом непривычна и тело после таковой экзекуции адски ноет.
– В паническом состоянии врет лучше и более складно, чем говорит правду.
– Стрессоустойчева и аккуратна во множестве дел.
– Обладает прекрасной визуальной памятью и мастерски строит глазки.

10. Выбор пантеона:
Тай – «Воплощение Смерти».

11. Другое:

Артефакт “Омут мертвеца”.

http://i64.fastpic.ru/big/2014/1022/a4/87a9f96b50d5e3a1175f4581a79125a4.jpg
Весьма необычно обработанное кольцо из гагата в виде черепа увенчанного подобием короны из кристаллов. Его функции долго были неизвестны девушке, считающей, что то просто семейная реликвия: безделушка, несущая лишь историческое значение и хранящая в себе воспоминания о времени, проведенном с семьей.

Функции: ставит “щит” на разум обладателя, не позволяя считать его эмоции, мысли, воспоминания и иную информацию, заключенную в голове, а так же оберегающий от ментальных атак (к примеру, от подчинения сознания). Распространяется только на магическое воздействие, так, при визуальном осмотре можно определить и эмоциональное состояние, и отношение к конкретной расе, а при должных стараниях собственными силами убедить девушку в необходимости по принятию  тех или иных действий.

Информация об игроке.

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0

2

http://aendor.ucoz.ru/oformlenie/dobro_pozhalovat_v_aehndor.png

0


Вы здесь » Аэндор: истоки прошлого » Принятые анкеты » Ярмарка тщеславия


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC