Аэндор: истоки прошлого

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Аэндор: истоки прошлого » Прошлое мира » "Ожидание убивает" - Медное звено, 1291 год;


"Ожидание убивает" - Медное звено, 1291 год;

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

1. Участники:
Ален, Муфлон Омьен, 6 NPC, далёкий боевой отряд;

2. Дата и погода:
Третья неделя Медного звена 1291 года;
Мрачные тучи, гроза, редкий дождь;

3. Краткое описание происходящего:
Барон Фар де Мур, вследствие своего богатства, имел много врагов – как умных, так и не слишком. Очевидно, что не мог блестать интеллектом тот, кто нанимает ассасина, одновременно предупреждая свою жертву заранее письмом с угрозами. Как бы то ни было, Фар де Мур, получив послание открыто шантажирующего характера, решил подстраховаться и послал в столицу гонцом своего слугу с грамотой, которая уполномочивала его нанимать любого рода наёмные отряды. По самым грубым оценкам времени и расстояния, молодой человек должен был успеть за два дня и две ночи вернуться вместе с крупной шайкой вооружённых до зубов телохранителей – и тогда никакой убийца не был бы страшен барону! Вопрос стоял в том, как продержаться эти двое суток. Высоко оценивая стоимость своей шкуры, аристократ повелел своим слугам ждать на улице и хватать любого мага, который будет проезжать по улице, суля ему баснословные богатства за свою сохранность. Шанс поймать нужного ему человека был ничтожно мал, но мужчина решил рискнуть и не прогадал! Муфлон Омьен проезжал именно по этой дороге, и, испытывая голод да жажду с дальнего пути, не стал отказывать барону в его нужде, благосклонно предложив свою помощь. Два дня и две ночи, что может случиться?

Особняк:

Карта особняка

http://th09.deviantart.net/fs71/PRE/i/2011/290/8/7/the_frozen_mansion_by_theredepic-d4d4xi1.jpg

Два этажа. Башня. Подвал. Балкон. Две столовых, четыре спальни, две библиотеки, кабинет, кухня, молельня, три коридора, два холла. Главный вход и чёрный. Окна расположены как на первом, так и на втором этаже. Вокруг особняка высокие и густые кусты, составляющие лабиринт из роз, но территория свободна от деревьев. Посередине лабиринта беседка, возле неё крупная яблоня.

Жители особняка:
Два стражника, повар, дворецкий, учитель, барон Фар де Мур.

Один из стражников всегда при бароне - крепкий мужчина в средней броне, другой сторожит главные ворота - в тяжёлой, с алебардой.
Повар занят на кухне, либо на складе - порой спускается в погреб, что расположен в основании башни.
Дворецкий либо в библиотеке, либо ходит по коридорам.
Учитель не живёт в особняке, он приходит утром, ближе к полудню и уходит к закату.
Сам барон проводит свой день в кабинете, столовой и в библиотках.
Приглашённый маг Муфлон сейчас с ним.

Отредактировано Муфлон Омьен (2014-09-10 13:00:58)

+3

2

- Барон Фар де Мур должен умереть, - так сказал Алену молодой амбициозный политик граф Ле-Пти. Убийца ни за что не взялся бы выполнять желания честолюбивого вельможи, но в последнее время он пользовался расположением императора. Севальсмунд Асбьёрн повелел своему шпиону выполнить распоряжения Ле-Пти, очевидно, преследуя свои интересы в этом деле. Политика – эта сложная затейливая наука, Ален не понимал ее и не стремился к этому. Что же, если Его Величество желает, он выполнит приказ, хотя состоять в услужении напыщенного глупца-графа было ниже его достоинства. Ассассин собрал нужные вещи и без промедления отправился в дорогу.
Ален не взял с собой меча, ограничившись парными стилетами, которые по своему обыкновению находились в ножнах за спиной. В потайном чехле в сапоге покоился запасной кинжал, к поясу были прикреплены метательные ножи. Мужчина чувствовал беспокойство от того, что вынужден был отправиться на задание без скрытых клинков, но ценное оружие находилось в ремонте. Его устройство было хитроумным, и знакомый кузнец каждый раз, когда Ален приносил клинки на починку, озадачено почесывал затылок, мысленно представляя сложность предстоящей работы. Свой белый камзол ассассин сменил на менее заметный – коричневый, который по цвету сливался с кожаными доспехами. В небольшую сумку был положен пузырек с ядом, письмо от графа Ле-Пти с подробными описаниями нужного места и искомого человека. Молодой человек отзывался о бароне весьма нелестно и не скупился в красноречивых выражениях. Так же Ален захватил с собой небольшой запас провизии и немного денег на текущие расходы – кожаный кошель висел на поясе.
Владения барона Фар де Мура располагались в дне езды от Лотара. Дорога была хорошей, на ней часто можно было встретить повозки крестьян или путешественников. Днем разразилась душная жара, обычно предшествующая грозе, на горизонте уже собирались угрюмые серые тучи. Ален быстро достиг нужной деревни – небольшой поселок, рядом с которым располагалась загородная резиденция барона. По зрелому размышлению Ален решил зайти в ближайший трактир и послушать, о чем говорят местные зеваки. Удача сопутствовала ему – за одним из столиков сидел один из сплетников и рассказывал о чем-то своим приятелям. Через некоторое время Ален узнал все, что хотел, пришлось купить говорливому служке выпивку.
Оставшись в одиночестве, брюнет достал из сумки потрепанное письмо и еще раз пробежался по нему взглядом.
«Идиот», - повторял про себя Ален, во всех известных выражениях кляня графа Ле-Пти. Письмо он скомкал и бросил в камин. Как оказалось, барон был на стороже и подозревал о готовящемся покушении. И все благодаря графу и его глупости и фанфаронства, которые не имели границ. Он сам оповестил обо всем Фар де Мура, послав ему письмо с угрозами. Барон благоразумно заперся в своем особняке, ожидая усиленную охрану из столицы. Можно было бы перехватить гонца, спешащего в город за помощью, если бы Арен знал обо всем заранее, но теперь – поздно. Придется действовать по обстановке, полагаясь на удачу и скорость. Окружение барона не должно было оказаться заметным препятствием, но оказалось, что де Мур нанял для охраны какого-то мага. Разговорчивый служка ничего конкретного о нем не знал, а Ален из осторожности не стал расспрашивать. Сплетник говорил только, что компетентность мага не вызывает сомнений и что он – жуткий тип, который не живет в этих местах и что сюда его привел случай.
Итак, ситуация резко усложнилась, так как Ален не мог представить, чего ожидать от новой фигуры на «доске». Маг мог оказаться бестолковым трусом или талантливым опасным противником. Действовать наобум было крайне опасно, но ничего другого  Аллу не оставалось.
В вечерних сумерках он приблизился к особняку, пристально вглядываясь в мерцающий в окнах свет. Ален сделал обход вокруг дома, постарался представить себе примерное расположение комнат. Рядом остро чувствовалось присутствия Кэя: дух-хранитель настойчиво предупреждал Элла об опасности. Опыт, выработанный годами подобной работы, подсказывал ассассину, что контракт, кажущийся на первый взгляд простым, может обернуться серьезными проблемами. Будь Ален благоразумнее, он бы отказался от немедленных действий, предпочел бы выждать месяц, два, сколько угодно, лишь бы успешно завершить дело. Но неожиданно возникшие трудности словно бросали вызов его компетентности,  гордость не позволила убийце отступить. Тьма сгустилась, был поздний вечер: накрапывал дождь, вдали глухо рокотал гром. В небесах и в воздухе скапливалось напряжение, обстановка вдруг показалась ассассину зловещей.
«Отличная декорация для чьей-нибудь смерти, Каталина. Сегодня ты получишь чью-то душу, так помоги же мне», - мысленно обратился Ален к своему богу. Как всегда он обращался к покровителю не с трепетом, а скорее как к деловому партнеру.
«Я здесь», - словно бы ответил Кэй и мужчина попросил духа-покровителя привести его к прямо к барону. Это было сродни с охотничьим чутьем или интуицией и Ален привык доверять этому чувству. Не мешкая больше ни минуты, ассассин оставил дорожную сумку в укромном месте в корнях одного из деревьев, дабы она не мешала ему в доме, а потом быстро направился к особняку, избегая освященных участков. У входа дежурил сонный солдат, и Ален решил пойти по пути наименьшего сопротивления, то есть не ломиться в дом, где окопался враг, через парадные двери. Он подкрался к башне с плоской крышей начал взбираться вверх, цепляясь руками за выступающие камни, карнизы и бойницы. Один раз носок сапога соскользнул с мокрого уступа, что заставило ассассина тихо выругаться сквозь зубы, дальнейший подъем он проделал в тишине.
На крыше, как и предполагал Ален, был люк, ведущий в дом. Пришлось немного поковыряться с замком. Каждую минуту Алл ожидал, что сейчас обитатели дома поднимут тревогу, но все оставалось тихо.
«Барон проявляет разумную осторожность. Кто знает, может она спасет его, а мне принесет гибель? Нет, во всем будет виноват этот напыщенный идиот – граф Ле-Пти! Если дело выгорит, то успех припишут ему, а все последствия неудачи свалятся именно на мою голову. Клянусь, я буду рядом, когда фортуна отвернется от графа, и он станет не угоден императору. Тогда мы поговорим по моим правилам», - думал Ален. У него всегда была хорошая память, когда дело касалось его врагов.
Откинув крышку люка, ассассин заглянул в темное помещение и спрыгнул вниз, мягко приземлившись на деревянные доски пола, едва слышно скрипнувшие под подошвами сапог. С одежды капало, так как дождь заметно усилился, а обувь оставляла за собой мокрые следы.
«Придется попортить баронские ковры. Впрочем, если у меня все получится, они ему будут уже не нужны», - мысленно пошутил Алл. Его юмор не отличался добротой и оригинальностью, при этом он даже не улыбнулся. Наоборот, собственный промокший вид его раздражал, так как это могло помешать делу. Где-то за дверью, в коридоре слышались чьи-то шаги – в доме еще не спали. То-то жители особняка удивятся, заметив следы грязных сапог на полу.
Ален не мог объяснить почему, но что-то подталкивало его к тому, чтобы он действовал быстрее. Чутье, а может и Кэй, уверенно подталкивали убийцу вперед. Хотя дух-хранитель настойчиво предупреждал об опасности, причем он нисколько не сомневался, что она исходит именно от неизвестного мага, Ален упрямо шел на риск, даже несколько поддавшись азарту. Проверив, легко ли выходят из ножен стилеты, и несколько раз легко подпрыгнув на месте, дабы убедится, что ничто внезапно не вывалится из него в самый неподходящий момент, мужчина осторожно приоткрыл дверь, ведущую в другие помещения второго этажа. Тут так же была лестница на первый этаж, но брюнет сделал предположение, то уже поздно, и барона стоит искать в комнатах второго этажа, если не в спальне. Ален оказался в узком коридоре и начал медленно продвигаться дальше, весь обратившись в слух. Может, разговоры жителей дома подскажут ему, где находится барон? Или же ему повезет, и он сразу наткнется на Фар де Мура.

Отредактировано Ален (2014-09-10 17:33:33)

+3

3

- Барон, честно, мне абсолютно всё равно, в какой конуре Вы испустите дух, но есть же банальное чувство самосохранения. Вы, в своей ущербной логике, не осознаёте того, что это место не укреплено? Не защищено? Что убить Вас может...
- Да знаю я, знаю! Знаю я, что может меня убить! Знаю! – барон был худым, как скелет. Непропорционально сложенное тело, высокое как тонкое деревце, согнутое посередине от бури. Фар де Мур давно отказался от попыток выпрямиться и вот уже четыре года, как заказывал себе костюмы у мастера-портного с особой пометкой «на горбатого». Выглядело это на редкость отвратительно – одежда обтягивала тело и сквозь тонкую ткань отчётливо проступали рёбра.
- Но пойми, маг, пойми! Мне так легче! Когда я занимаюсь делами... ах, право же, лишь это может меня успокоить!
Аристократ стремительным движением тонких, длинных рук достал из кармана мятый платок и провёл им по широкому лбу с пролысинами, стирая с него крупные капли пота. Одна из них скатилась по его крючковатому носу и капнула точно на документ, размазывая по бумаге чернила. Мужчина задрожал, смял платок в руках и суетливым движением вернул его на место. Его голос дрожал, когда он вымученно произнёс:
- А, впрочем, может Вы и правы. Это ожидание меня убивает. Да и погода... Мне кажется, или здесь жарко? Ох, давление.
Барон отодвинул тяжёлое кресло и резко встал. Болезненная худоба лишь ещё больше придавала его суетливым движениям нервозности. Дрожащие руки опрокинули чернильницу, чёрная жидкость залила бумаги. Бормоча под нос «Право же, в таких условиях решительно невозможно работать!», Фар де Мур прошёл вдоль книжных стеллажей, скользя по ним чуть подслеповатым взглядом и, выйдя из кабинета, остановился перед Муфлоном, что невозмутимо сидел в кресле рядом с грудой книг и флегматично их листал.
- Вы будете хоть что-нибудь делать? Хоть как-то попытаетесь меня обезопасить?
Барон навис над своим временным телохранителем. Молния прочертила небосклон за окном кабинета, вспышка отбросила от высокой, сгробленной фигуры страшную тень. Муфлон Омьен оторвался от книги и лениво протянул:
- Да, я читаю. Признаться, чтиво у Вас скучное. Почти такое же, как и вы. В основном любовные романы. К чему Вам, счетоводу по своей профессии, барон, такая бульварная беллетристика?
На аристократично-бледное лицо хлынула краска.
- Это не имеет значения! Право же, Вы даже их не читаете! Просто листаете страницы и откладываете в сторону! Вы слепы, разодри Вас гром! Зачем портить мои сокровища?!
Волшебник причмокнул губами и жеманно произнёс:
- Барон, я прошу Вас, перестаньте мне докучать. Если Вас убьют, то это будет не моя недоработка, а Ваша глупость. И, признаться, к тому моменту Вам уже будет всё равно. Если же Вас не убьют, то это будет сочетанием моего мастерства и Вашего невероятного везения. В любом случае Вашей заслуги в том не будет, ведь вы ровным счётом ничего не делаете, ради Вашей собственной безопасности. Я предложил Вам спуститься в погреб, коли Вам так угодно, с несколькими вашими романчиками, и запереться там с вином и грёзами о прелестных девушках, которые, вне всякого сомнения, живы равным образом, как на страницах этой макулатуры, так и в Вашем воображении.
Фар де Мур проглотил эти слова – лишь его тусклый взгляд стал острее. Гордо подняв голову он схватил в охапку несколько томов и произнёс с видом оскорблённого достоинства:
- Как Вам будет угодно, маг. Сопроводите меня к погребу.
Муфлон встал, громко звякнув кольчугой. Он нашарил свой меч, подслеповато шаря руками и неуверенно направился в сторону соседнего холла с высокой статуей и многочисленными скамейками. Выйдя в молельный храм первым он, вместо того, чтобы дать пройти барону, сделал ему предупреждающий знак. Длинный клинок покинул ножны, сильные пальцы оплели рукоять. Подёрнутые пеленой слепые глаза уставились в пустоту маленького храма. С улицы тихо кашлял стражник, второй же сейчас орудовал в погребе, выбирая лучшие вина, чтобы отнести их наверх. Повар заканчивал чистить на ночь кухню, зевая тёр котёл. Второй этаж был пуст, но маг никогда не рисковал. Взяв в свободную руку охапку зажжённых храмовых свечей он повёл за собой барона по коридорам, пока не вывел его к башенной леснице. Указав ему на безопасный погреб, волшебник поднял повыше свечи и вступил на лестницу, ведущую навех, таким образом вставая между убийцей и его целью. Подёрнутые мутной пеленой глаза мага чётко смотрели на фигуру ассасина через доски, пол и стены, следили за каждым его движением. Кожа руковиц заскрипела, когда мужчина сжал рукоять клинка, кольчуга чуть звенела с каждым шагом наверх. У Муфлона не было с собой ничего, кроме меча и кинжала за пазухой.

Одежда и доспехи

http://s50.radikal.ru/i129/1409/84/ba71b0ee15c3.jpg

Отредактировано Муфлон Омьен (2014-09-12 10:30:36)

+2

4

В помещении царила угнетающая давящая тишина, которая казалось неестественной для жилого дома. Слышен был только вой ветра за окнами, дробь капель дождя по оконному стеклу да глухие раскаты грома. Несмотря на достаточно хорошее освещение, вокруг как будто сгущался мрак: на улице стало совсем темно.
Ален крался по второму этажу, ненадолго замирая у каждой двери и прислушиваясь. Но все было тихо и у мужчины сложилось впечатление, что на втором этаже никого нет.
«Бальмауг бы побрал бессоницу барона. Почему бы ему не дремать сладким сном на одной из уютных теплых кроватей?», недовольно хмурясь, подумал Ален. Впрочем, он-то как раз знал почему. Так неужели его жертва трясется где-нибудь в самом темном углу дома, со страхом ожидая своей участи?
«Вряд ли, ведь он не мог знать, когда я приду. Неужели я был неосторожен, и чем-то выдал свое присутствие? Нужно было убить слугу, который был в таверне…». Но теперь было поздно сожалеть о собственной непредусмотрительности. Что бы там ни было, оно уже происходит и Ален чувствовал, что не в силах что-либо изменить. Оставалось только подчиниться течению событий и мужественно встретить все, что ждет убийцу в этом большом пустынном особняке.
Что ж, пора было спускаться на первый этаж, так как на втором не было никаких признаков жизни. Ситуация усложнялась тем, что все обитатели особняка видимо собрались внизу, а значит там трудно будет действовать скрытно. К тому же где-то рядом бродил таинственный маг, наверняка полный неприятных сюрпризов.
«Возможно, как телохранитель, он находится рядом с бароном… и если он не отступится, его тоже придется убить…», думал Ален, прекрасно отдавая себе отчет, что куда проще сказать, чем сделать. Но выбирать не приходилось.
Неожиданно ассассин почувствовал тревогу Кэя. Мужчина почти ощутил толчок в спину от своего хранителя. Осторожный койот редко делал что-то подобное, а это значит, происходит нечто из ряда вон. Например, надвигается неумолимая угроза. Убийца в капюшоне остановился в коридоре, напрягая все чувства и пытаясь разобраться в неясных образах, которые посылал Кэй. Инстинкт, выработанный годами, сработал безошибочно: Ален медленно повернул голову в ту сторону, откуда исходила угроза, и вытащил стилеты, которые с тихим лязгом вышли из ножен. Он не знал, кто поднимается по винтовой лестнице башни, но был уверен, что встреча с этим кем-то не принесет ему ничего хорошего. Было бы здорово, если бы это оказался барон, но такой удачи ждать не приходилось, да и Кэй бы тогда вел себя иначе. Хранитель настойчиво уговаривал человека все бросить и позаботиться о собственной безопасности, пока еще не поздно. Но Ален упрямо сжал челюсть и повернулся лицом к приближающемуся врагу. Он коротко огляделся, в поисках места, где можно было бы укрыться для внезапной атаки, но коридор был пуст. Ассассин решил не ломится в комнаты, двери в которые вполне могли быть закрыты и неслышно прокрался по коридору к башне. Алл остановился у поворота, всем телом прижавшись к стене. Возможно, удастся атаковать из-за угла. Теперь мужчина слышал шорох осторожных шагов и позвякивание кольчуги.
«Кольчуга? Возможно, это солдат…», подумал Ален и чуть успокоился. Но тогда становилось непонятным беспокойство Кэя, ведь простой солдат не мог быть серьезным противникам опытному убийце. Однако Алену еще ни разу не доводилось видеть мага в доспехах, и потому он терялся в догадках.
Когда неизвестный приблизился, Элл выскользнул из-за угла, занося стилеты для удара и в следующую секунду обомлел, увидев своего противника. Перед ним стоял крепкий мужчина, к тому же ксафаниец. Незнакомец действительно был в броне, в руках сжимал рукоять меча, но самое главное, он был слеп. Слеп, но его выцветшие зрачки четко вперились в фигуру ассассина, будто он прекрасно видел его. И вот тогда-то Алену стало жутко и немного страшно: он понял, что перед ним тот самый маг. Сильный чародей, владеющий магией Взора, да еще с оружием на изготовку. От такого зрелище хочешь не хочешь, да призадумаешься.
Сталь пронзительно зазвенела, когда оружие мужчин столкнулось в первый раз, после чего последовала яростная короткая схватка. Ассассин быстро оценил способности противника и стремительно отступил назад, пристально рассматривая незнакомца. Теперь пора было подумать над ситуацией. Ален никогда не встречался с такими противниками, о силе мага он мог только предполагать, но вести сражение со слепым человеком, вроде бы калекой, серьезно воспринимать его как врага? Это было довольно трудно.
«Теперь ясно, что у меня не было даже шанса подкрасться незамеченным», думал Ален, уставившись на слепого воинственного мага испод капюшона. Собственные размышления нисколько не успокаивали: нужно было разбираться быстро, а Ален все еще не мог решить, что предпринять. Попробовать убить неожиданного противника, но если схватка затянется, шум драки может привлечь остальных обитателей особняка. Тогда, возможно…
- Сегодня должен умереть только один человек. Нам не за что драться, - облизнув пересохшие губы, тихо сказал Ален и демонстративно выпрямился, опуская руки с оружием. Впрочем, он в любой момент был готов к нападению, если мирным переговорам не суждено будет пройти успешно.
Оставалось крохотная надежда, что наемный маг откажется от противостояния с убийцей. В конце концов, кем ему приходится этот барон? Плату он уже получил, так что при любом раскладе останется в выигрыше. Но могло статься и так, что маг, к его чести, окажется принципиальным, и тогда придется сражаться. Ален уважал верность, но только если она стоила приложенных к ней усилий. Он был здесь чтобы доказать свою верность императору, временно работая на Ле-Пти. На месте наемника он не стал бы рисковать жизнью ради временного господина, с которым его связывают только деньги. И магу не обязательно доказывать свою верность жалкому Фар де Муру. Или, все же, обязательно? Молодой человек, прищурившись, смотрел на незнакомца, избегая встречаться с ним взглядом, так как ему все еще было не по себе.

0


Вы здесь » Аэндор: истоки прошлого » Прошлое мира » "Ожидание убивает" - Медное звено, 1291 год;


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC